Ад на земле


Синий - Posted on 28 Июль 2009

 Освенцим. Большинство его узников работало на химических заводах. Огромное пространство, покрытое низкими прямоугольными постройками. Асфальтированная дорога вела к массивным железным воротам, на козырьке которых виднелась циничная надпись "Arbeit macht frei"-труд делает свободным. За двумя шеренгами двухэтажных домов, существовавших для всяческих иностранных визитёров, приезжавших ознакомиться с состоянием заключённых, где для некоторых лагерников были созданы сносные условия, идут бесконечные ряды деревянных бараков, одноэтажных, наполовину вкопанных в землю, без печей, без вентиляции, где люди лежали на трёхэтажных нарах сплошь, как шпроты в консервных банках.
Вот огромный сарай-склад размером со средний ангар. Здесь хранились волосы тех, кого отправляли в печи крематория. Хранились аккуратно, строго рассортированные-отдельно длинные, отдельно покороче. Разделённые по колерам. Волосы блондинок, шатенок, брюнеток. У дверей волосы лежали навалом, а в середине помещения они были уже в тюках, завязаны, обшиты мешковиной, предназначенные к отправке.
Это были уже не человеческие волосы, но ценное сырьё для промышленности.
Вот другой склад, вещевой-горы ботинок, туфель, сапог, гетр, краг.Здесь и старческие штиблеты, и пинетки младенцев, и изящные женские туфли. Если бы поднялись из пепла те, кто носил эту обувь, все лагерные улицы были бы забиты.
Странное чувство испытывали люди попавшие туда сразу после того, как Освенцим был освобождён советскими воинами. Ходишь и никак не можешь отделаться от мысли, что всё это страшный сон. И не груда человеческих волос, не горы ботинок, не россыпи челюстей и зубных коронок, вырванных из мёртвых ртов и хранящиеся в сейфах, особенно страшны. А деловитость, с которой рассортировывались здесь эти отходы смертного производства, организованность, тщательность упаковки. Узник здесь был не человеком, а служил как бы первичным сырьём для какой-то окаянной промышленности. Ну а это были отходы производства, утиль, из которого тоже что-то изготовляли и за который с кого-то получали деньги.
В бухгалтерских книгах лагеря всё было подробно записанно-тонны волос, обуви, одежды... Есть даже записи о том, сколько узниц направлено химическим фирмам для "проведения особых испытаний" с новыми препаратами. Сколько в штуках и по какой цене. В переписке так и значилось: партия товара столько-то штук.
Вот груда бетона, нагромождённые взрывами. Тут было самое страшное-лаборотории, где врачи и фармацевты эксперементировали на людях.В Освенциме попасть туда считалось страшнее смерти. Эти лаборотории тщательно охранялись, даже эсесовцы ходили туда по спецпропускам. Тех, кого отбирали для опытов, больше уже никто не видел. По окончании опытов их ночью увозили прямо во второй крематорий, который обслуживали СС.
Но наверное самым жутким были детские бараки. Там были дети разного возраста. На них тоже проводились какие-то опыты. О детях в суматохе бегства от советских танков гитлеровцы не успели "позаботиться". Вот они, сотни две мальчиков и девочек разных возростов со старческими лицами, сидят и лежат на нарах в своих полосатых халатиках, провожая вошедших отрешёнными взглядами изверившихся во всем людей. Над ними тоже ставили опыты. О кашмаре этих опытов мир узнал уже на Нюренбургском процессе.
Теперь немного о жилище начальника лагеря Рудольфе Хессе. На счету этого изверга более 3 000 000 жизней, а вёл он скромную жизнь среднего бюргера: чистенькие комнатки, обставленные неновой мебелью в чехлах, вышитые салфеточки, разбросанные по диванам и креслам. На стенах таблички с поучительными сентенциями "С богом родился с богом живи", "Не торопись, каждый шаг приближает к могиле" и даже лозунг в спальне "Два раза в неделю не вредит ни тебе ни мне"... Плюшевый медведь, восседающий в углу дивана... Стопка альбомов с марками... Альпийские часы с кукушкой... Набор пивных кружек... У палача были очень скромные. А в окно из-за цветущих гераний можно было видеть гребень четырёхугольных труб гигантского крематория.

 

Добавить сайт в Закладки

ОднаКнопка