Средневековый детектив


Синий - Posted on 24 Февраль 2011

На волне новых веяний, заключающихся в яростном пересмотре истории, множество "продвинутых историков" легко наклеивают ярлыки подлецов и предателей на деятелей прошлого. В своём святом походе они не жалеют не только отдельных личностей, но иногда и целые семьи, покаления русских правителей. Мало того, что поднято всё чёрное, что творили Московские князья в отдельности, но теперь, с лёгкоё руки "исследователей" появились целые версии о заговоре московской линии. По их мнению любая другая ветвь, любое другое княжество, победи оно мрачное Московское, создало бы прогрессивную и передовую Россию.
Михаил Ярославич Тверской-яркий и рыцарственный князь, погибший в результате козней жестокого и подлого Юрия Данииловича Московского. Как пример полной неразборчивости средств Юрия приводиться пример отравления им собственной жены Кончаки-Агафьи (сестры хана Узбека) и затем обвинение в этом соперника!
Я попытаюсь рассмотреть все варианты той тёмной истории. И так.
"Ищи, кому выгодно"-говорили древние римляне. В этой истории естественно мы знаем, кто выудил максимум выгоды из смерти Агафьи-Юрий Московский! Теперь надо представить, а как он убил собственную жену. Ясно, что отравил, но резонный вопрос-когда и где? Из дошедших до нас летописей известно, что Московская княжна умерла в плену в Твери, что и позволило Юрию обвинить в её смерти Михаила. Конечно, можно легко сказать, что есть яды, которые действуют через месяц, а то и через пол года, что возможно Юрий поднёс чашу с ядом задолго до плена жены... Но... Жизнь-это не детективы в стиле Агаты Кристи. Головоломки, разгадываемые Пуаро-просто изящные головоломки. В жизни планы убийства, которые мы встречаем в книгах Агаты Кристи просто не выполнимы! В одном из рассказов "Смерть на Ниле" убийца. чтобы обеспечить себе алиби-стреляет себе в ногу, после чего, истекая кровью, корчась от боли (врач, который лечит его на протяжении всей книги повторяет, что рана не опасная, но очень болезненная и его подопечный просто не может двинуться) упаковывавет пистолет в ночнушку, которую использовал в качестве глушителя и выбрасывает в реку. Т е он должен быть уверен, что на звук выстрела прибежит лишь один человек. Он должен быть уверен, что случайная свидетельница "ссоры" и этот прибежавший сначало уведут и займуться успокоением его сообщницы, а уже потом вызовут к нему врача! Он должен быть уверен, что его никто не заметит, когда он пробирается в каюту жены. (Впрочем его видит гувернантка и пытается шантажировать, но её убивает его сообщница с помощью скальпеля, который вытаскивает из сумки доктора, а затем возвращает на место, видно уверенная, что в это время доктор не вернётся и не заметит пропажу, или не застанет её). И вообще слишком много "если" для того, чтобы план удался!
Так же и о том, как Юрий отравил свою жену. Мало того, что он подсыпает ей яд, но ещё он видимо уверен, что проиграет сражение под Бортневом и что его жена попадёт в плен! Не слишком ли сложный план на исполнение которого кидается в жертву московское войско, да ещё и войско союзника Кавгадыя который тоже должен был бы быть в курсе, что армия должна быть разбита, а внучка Чингисхана попасть в плен! И более того, согласиться с эти м самым планом. А ещё надо было всё рассчитать так, чтобы яд подействовал именно в то время, как Агафья будет находиться в плену. Т е вероятнее всего, что Юрий не травил жену задолго до того, как она попала в плен Михаилу.
Есть ещё один вариант-Московский князь подослал к ней убийц уже после пленения Агафьи... Возможно, что этим отравителем был татарский военначальник Кавгадый, сдавшийся в плен через день, после сражения под Бортневом. Кстати, после расправы над Михаилом, вскоре умирает и он сам. (Убранный Юрием как ненужный свидетель?) Есть свидетельства, по которым этот самый Кавгадый признаётся Михаилу, что его отряд действовал на свой страх и риск без санкции Узбека. Опять же возможно, что смерть Агафьи переносила на второй план и ослушание Кавгадыя, и, получается, бунт Юрия против ярлыка, выданному Узбеком Михаилу Тверскому. Но опять же слишком сложен план... Юрий и Кавгадый, получается за один день, смогли договориться поднять руку на внучку Чингисхана. Но, не слишком ли опять всё сложно...Что если вдруг Михаил отпустил бы Агафью, или Кавгадый не смог бы увидеть княжну и суметь её отравить? Не будем забывать, что даже если бы его и допустили к пленнице, то за ним следило множество глаз слуг Михаила. И вообще слишком много "если" для того, чтобы заговор Кавгадыя и Юрия мог бы стать реальностью.
Ну а если не заговор? Если действительно Кавгадый один решился убить Агафью, для того, чтобы гнев хана обратился против Михаила в плену у которого она оказалась? Проиграл битву, попал в плен, возможно ещё и действовал без ведома хана. Улучил удобный момент (возможно шанс выпал совершенно случайно, решение пришло в долю секунды) и траванул внучку Чингисхана... Но опять же вопрос, откуда у Кавгадыя яд? Или он всегда был при нём, так на всякий случай. Вообще-то в те времена опасно было носить при себе отраву не будучи правителем, могли и обвинить в желании "угостить" сюзерена. Можно сказать, что все татарские военначальники имели при себе дозу "на всякий" однако нигде об этом не упоминается. Да и сам Кавгадый лишь единожды встречается в связи с отравлением, а именно по обвинению в отравлении Агафьи. Это уж совсем "на всякий случай". Это всё-равно, если бы постоянно носить шубу, а вдруг снег пойдёт? Опять мы возвращаемся к тому, что отраву Кавгадый мог получит непосредственно от Юрия. И вновь сложная схема со множеством неизвестных, как достичь поставленной цели.
А что если Михаил? Была ли ему выгодна смерть сестры Узбека? Интересно, что да. Женившись на Кончаке Юрий стал родственником ордынского хана. В ту эпоху, когда родственные отношения играли большую роль, свадьбы между членами царствующих домов укрепляли союзные отношения, часто изменяли границы. Узбек теперь мог принимать решения в пользу родственника и поддерживать его. Смерть же Кончаки вновь вырывала Юрия из родства с ордынцем, лишала его ещё и "родственной поддержки". Но согласитесь, уморить пленницу-довольно сомнительное решение.
А что если Агафья... умерла своей смертью? И никто первое время и не думал использовать это в своих интересах... Известно, что Юрий отправился к Узбеку, после поражения под Бортневом и начал интриговать против Михаила, но не обвиняет его в убийстве жены! Он вероятно вообще не знал, что она мертва до приезда... Кавгадыя. Именно от него исходит обвинение Михаила в отравлении... А затем приезжает и Михаил... Для которого опять же обвинение в отравлении Кончаки становится внезапностью. Создаётся впечатление, что Юрий начал "ловить рыбку в мутной воде", поддержав наветы Кавгадыя (что опять же не красит Московского князя). Но Михаил... почему же он так спокойно, ведь действительно, спокойно едет в Орду. Он не боится ханского гнева, когда у него в плену умирает Кончака. Или и он, и хан, и Юрий, и Кавгадый знали о слабом здоровье Агафьи? Ведь и смерть Михаила произошла не в результате приговора. Его забивают в колодки, но не торопятся казнить. Хан продолжает рассмотр дела. И тогда люди Кавгадыя убивают пленника. (Часто убийц называют людьми Юрия и Кавгадыя, утверждая, что деньгами Московского князя расплачивался татарский вельможа со своими наймитами).
Но суд видимо не завершился. У Узбека остались какие-то сомнения. Он даёт-таки ярлык на Владимир Юрию, однако в Твери остаётся княжить сын Михаила Дмитрий. Не правда ли странное решение, если думать, что Узбек действительно поверил всем наветам против Тверского князя? А ещё не будем забывать, что отношение между Юрием и Узбеком стали несколько натянутыми... Вскоре хан начал новый суд, уже против Юрия, которого обвиняли в утайке дани. И опять же смерть обвиняемого так и не дождавшегося приговора.
А что же Кавгадый? Вскоре после убийства Михаила умирает и он. Отравлен своим сообщником Юрием? Или всё-таки по приказу Узбека, который наказал "несохранившего" сестру?

Добавить сайт в Закладки

ОднаКнопка