Московский князь Василий Дмитриевич


Синий - Posted on 20 Июнь 2011

Когда я искал материал о "крестовом походе" Витовта, то очень часто натыкался на упоминания того, что Московский князь Василий Дмитриевич находился в страхе и нерешительности перед своим грозным тестем. И в случае удачного похода литовского войска сыну Дмитрия Донского не оставалось бы ничего, кроме как признать верховенство Литвы.
Я, если честно, не могу представить себе Василия Дмитриевича бессильно ожидающего, чем закончится литовский поход. И не могу представить себе, чтобы он без борьбы отдал бы верховенство над Русью, поступясь величием Москвы.
Если внимательно рассмотреть все удары судьбы, всё, что свалилось на этого князя, то невольно приходишь к выводу: такой человек вообще не мог чего-либо бояться так, что бы в бессильном отчаянии ожидать дальнейшего хода событий.
После разгрома Москвы Тохтамышем Василий взят ханом в Орду в качестве заложника. При чём относились к нему там скорее как к пленнику, чем к "почётному аманату". В общем каждый день будущий Великий Князь Московский должен был опасаться за свою жизнь. Три года угроз и унижений и... побег из ставки хана. Это было неслыханной дерзостью, решиться на побег, благо совсем недавно попытался бежать из Орды ещё один пленник-Василий Кирдяпа, но был пойман и в цепях приведён обратно. Решиться на такое мог только очень смелый человек... и очень умный, т к Василий не просто бежал, но учтя опыт Кирдяпы, решил возвращаться в родные земли кружным путём через довольно-таки враждебную Литву. Там он обручился с дочерью Великого Князя Литовского Витовта Софьей.
А в 1389 скончался его отец Дмитрий Иванович Донской. Перед смертью отец сделал сыну довольно-таки неоднозначный подарок-объявил своим наследником не испрашивая на то ярлыка ордынского хана. Конечно, в то время Тохтамыш находился в больших затруднениях перед нашествием Тамерлана, однако Московский князь должен был знать, что любой хан, оказавшийся на Золотоордынском престоле всё-равно будет считать Русь своей вотчиной и сделает всё, чтобы русские князья не забывали, что они лишь слуги, живущие от милости Орды.
Впрочем об этом не забывали многие честолюбивые князья, мечтавшие получить "в кормление" кусочек Руси побогаче. Первым среди таких оказался Городецкий князь Борис Константинович, брат Нижегородского князя Дмитрия Константиновича. Этот князь тут же поспешил в Орду с жалобой на Василия Дмитриевича. Однако, как я уже писал у Тохтамыша были свои проблемы, и он не мог в это время ничем помочь Борису. Протаскав его за собой целый месяц, хан отпустил князя в Сарай, где приказал ожидать своего решения. Однако и вернувшись он ничем не обнадёжил Бориса, лишь дав ему ярлык на Нижегородское княжество.
Однако, Борису удалось прокняжить недолго. Зная о трудностях Тохтамыша в Орду отправляется посольство Василия Дмитриевича, где с помощью денег, в которых так нуждался в то время хан, покупает ярлык на Нижний Новгород. Сразу же оговорюсь, не стоит переоценивать "дары Тохтамыша", искать доказательств, что вся политика ордынских царей сводилась лишь к усилению Московского Княжества и рода Александра Невского. Ведь по сути Тохтамыш Василию ничего не дал. Если бы действительно хан вдруг воспылал внезапной привязанностью к бывшему пленнику, бежавшему от него, князю, севшему на престол без ханского благославления, то по идее к ярлыку о присоединении Нижнего Новгорода к Москве, он должен бы был дать и ярлык на Московское княжение, так сказать несколько запоздало.
Возможно здесь Тохтамыш перехитрил сам себя, считая, что столкнёт лбами двух сильнейших русских князей в борьбе за богатый Нижний Новгород. Очень часто для подкрепления претензий князей кроме ярлыка надо было посылать и войска. Переоценил значение ордынских туменов хан. Не думал, что легко сумеет Василий одержать верх над Борисом.
А зачем Василию Дмитриевичу нужен был тогда ярлык? Средневековье конечно же время дикое, однако и тогда завоевателям (а Василий Дмитриевич по отношению к Нижегородскому княжеству по сути и был завоевателем) всё-таки требовались хоть какие-то "законные основания". Вильгельм Завоеватель имел свой законный повод-это обещание Эдуарда исповедника и клятва Гарольда. Эдуард 3, развязывая столетнюю войну был племянником последнего французского короля из династии Капетенгов. Вот и Василий Дмитриевич решил немного "узаконить" присоединение Нижнего Новгорода к Москве.
Борис не хотел сдаваться без борьбы. Он собирает нижегородских бояр и просит их присягнуть себе на верность, однако они выдали его Василию Дмитриевичу (естественно за мзду).
Следом за Борисом в борьбу за свою отчину подключились два его племянника Василий Кирдяпа и Семен Дмитриевич. Впрочем у Василия изначально не могло быть могучих союзников-хоть Тохтамыш и отдал ему когда-то Городец. Однако, татарский хан не испытывал к нему расположения, впрочем и Кирдяпа не забывал о том, что ему пришлось вынести в плену. Он решил примириться с потерей своей отчины, за что Василий Московский позволил ему вернуться в Городец, где он и прожил последние 16 лет. Семён же продолжал борьбу. Однако Тохтамыш сам уже к тому времени потерпел сокрушительное поражение от Тамерлана, так что ничем не мог помочь Семёну. Начинаются долгие скитания по степи. В 1399 Семён подходит к Нижнему Новгороду вместе с войском царевича Ентяка. (Так во Второй Софийской и Воскресенских летописях, в Никоновской летописи указывается 1396, однако эта дата расходится с датировкой других событий указанных в этой летописи, так что возможно, что 1396 ошибка). И опять неудачная осада (Нижний Новгород, как и Москва имел каменные укрепления), после чего Семён вновь клянётся в том, что защитникам не будет причинён вред. И вновь не держит клятву.
Если под Москвой Семён (волей или по принуждению) обманывал "не родных", то здесь он предал уже жителей своей отчины, которой надеялся завладеть. Если и были у него сторонники, то после такого их стало намного меньше. А тут и Ентяк, узнав о приближении войск Василия Дмитриевича Московского не решился вступать в битву и бежал. Следом за ним бежал и Семён. Московские войска преследуют его, разоряя татарские города.
И так стоит обратить внимание, что в 1399 Василий Московский не сидел в Москве, обречённо ожидая итога, противостояния на Ворскле. В это время он сам защищает уже свои земли от татар и более того участвует в более удачном походе в татарские земли. (Не надо забывать, что Ворскла была пограничной рекой между Литвою и Ордой, так что по сути похода-то никакого и не было-так приграничное сражение).
В конце-концов Семён сдаётся Московскому князю и тот даёт ему "опас" т е сохраняет жизнь, однако отправляет его в ссылку в Вятку. Здесь не стоит подозревать Василия Дмитриевича в гуманизме, просто больной и постаревший Семён был уже не опасен. Сохраняя ему жизнь и даже даря что-то "в кормление", Московский князь превратил его в бессильного изгоя. Убей же он Семёна, который сдаётся ему после вести о пленении всей его семьи, то возможно создал бы Семёну ореол мученика. С этих событий прекращает своё существование Суздальско-Нижегородское Великое Княжество.

Добавить сайт в Закладки

ОднаКнопка