Вторая мировая. "Тайфун" под Москвой


Синий - Posted on 20 Ноябрь 2009

Решив проблемму безопасности флангов на Южном и Северном направлении, немецкое командование наконец могло приступить к наступлению на главном направлении-на Москву. Удачные действия под Вязьмой, где в окружении попали войска двух советских фронтов, казалось открыли немцам безприпятственный путь на Москву. Но окруженцы не сложили оружия. Огромнейший "Вяземский котёл" продолжал бурлить. Вскоре в немецкий генштаб стали приходить панические известия, что русские части выходят из котла чуть ли не в полном порядке (вырвалось из окружения около 85 000, много это или мало, но стоит вспомнить, что войск прикрывающих направление на Москву насчитывалось около 60 000 (фронт от Калуги до Москвы насчитывал 90 000 человек).
Низкие темпы своего наступления немецкие генералы объясняли исключительно походными условиями (бездорожье). Говорят, что есть в России такая злокозненная теория-не делать хороших дорог, чтобы любой супастат утонул в грязи. Все как будто забывают, что бездорожье-полка о двух концах. Грузовики снабжения с боеприпасами в самый острый момент Смоленской битвы застряли в грязи и сдали мы Смоленск. Вскоре на стол Сталина лёг план о создании гужбатальонов-батальонов снабжения на конской тяге. Именно эти 76 батальонов доставят обороняющимся под Москвой основной процент снабжения.
Но мы вновь отступали. Под Москву прибыл генерал армии Жуков. Странное решение если учесть, что он ничего не смог сделать под Ленинградом (по версии Правдюка). Но если серьёзно-вновь Георгию Константиновичу предстояло совершить чудо. Организация обороны Москвы подробно описывается в "Воспоминания и размышления", где можно увидеть, что новая линия обороны начала организовываться от танковой бригады полковника Троицкого.
В штабе разгромленного Резервного фронта в этот момент судили виноватых, точнее виноватого-генерала Конева. Пикантность ситуации в том, что в трибунале кроме "военных специалистов" Молотова и Мехлиса (вот Лев Захарович любил пострелять направо и налево, правда всегда в своих), находился ещё и маршал Будённый чьи войска тоже оказались в окружении (24 и 32 армии). Но приговор требунала был однозначным-вся вина на Коневе, расстрел. Лишь заступничество Жукова спасло одного из наших лучших полководцев.
А в немецких штабах? В ОКХ Браухич и Гальдер считали, что наступление развивается успешно. Но чем ближе к фронту, то тем больше сомнений высказывали командующие. Если фон Бок ещё верил в победу (не скрою я честолюбив-брал Париж, берусь взять и Москву), то уже Клюге (который заменит Бока после поражения), не склонен был думать о наступлении с далеко идущими планами. Гудериан и Гепнер жаловались на то, что большая часть танков в их группах выбита (из 1150 танков, вошедших в Советский Союз, Гудериан имел не более 140). Гепнер ругал снабженцев и спрашивал о тёплых вещах. Часто немцы стали вспоминать о судьбе Наполеона. Но очень уж хотелось поставить в конце войны жирный восклицательный знак!
Они наступали. Небритые и замёрзшие гитлеровцы резонировали, " Да есть трудности, но это мы наблюдаем свои самолёты над Москвой, а не русские над Берлином". В Германии была объявлена компания по сбору тёплых вещей. Меховые джемперы ещё находились, но вот пара лишних валенок как-то не завалялась в домах немецких обывателей. Валенки-мощное стратегическое оружие. Шутка, конечно. Правда в армии Наполеона выжили лишь те шутники, что обзавелись валенками. Масла и тавоты замерзали, чтобы завести танк намцам приходилось сначала разводить под мотором костёр. Тут ещё и пропоганда Геббельса. Слишком много в сводках было разбито дивизий, убито и взято в плен красноармейцев. Теперь немецкие солдаты с мистическим ужасом наблюдали перед собой войска давным давно отпетые комментатором Гансом Фриче.
Гудериан занял Ясную Поляну, устроившись в кабинете Льва Толстого. Но вот взятие Тулы никак не давалось "быстроходному Гейнцу". Авиаразведка донесла о скоплении советских эшелонов, чем вызвала возмущение Бока. Это либо эвакуация, либо миф. Гальдер из Цоссена диктовал уже о не взятии Москвы, а хотя бы об окружении. Начиналась неразбериха уже в немецком командовании. Авиация Кессельринга (второй воздушный флот) тоже несла крупные потери. Сначала незаметно, а затем всё явственее советская авиация захватывала господство в воздухе. Впервые немцы остались без воздушного прикрытия. А из Сибири на немецкий фронт накатывались свежие советские дивизии.
Но когда они ещё подойдут? А сейчас приходилось воевать плоховооружёнными и необученными ополченцами. 15 октября было принято решение об эвакуации Москвы. 16 началась паника. Но на следующий день порядок был востановлен. Многие слышали о том, что Сталин собирался покидать Кремль, но уже на пероне перед спецпоездом передумал. Историки так и не пришли к выводу легенда это или нет. Ясно одно-верховный главнокомандующий остался в Москве. Удивительно, но даже это особенно ярые ненавистники Сталина поспешили объявить трусостью. Правда в чём эта трусость заключалась так внятно не объяснили.
Но дело не в этом. 7 ноября немцы грозились провести парад на Красной площади. Военный парад был. Но не эссесовцы, а советские солдаты прошли строевым шагом перед трибуной мавзолея, что бы тут же отправиться на фронт. Этот парад придал сил, укрепил уверенность, что Москва не будет сдана. Части стояли на смерть. Много можно найти красивых слов, но выразительней всех звучит фраза, "Широка Мать-Россия, а отступать некуда, за нами Москва". На волоколамском шоссе 316 стрелковая дивизия генерала И В Панфилова остановила ударные танковые части фон Бока. Сообщение от Клюге. 15 дивизия уничтожена полностью, не уцелел никто! Его войска начинают отход, резервов нет. 5 декабря фон Бок держит совет с Гальдером, Паулюсом и Хойзингером, где с их согласия отдаёт приказ о прикращении атак и переходе к обороне. Советское командование ещё не думало о наступлении, но немцы уже отшатнулись от бастионов столицы. Скоро им предстоит бег по сугробам, да с обильной вшивостью. А до Москвы оставалось 27 километров...
 

Следующая глава

Вторая мировая. Конец операции "Тайфун"

Добавить сайт в Закладки

ОднаКнопка