Вторая мировая. Сражения лета 1942


Синий - Posted on 11 Декабрь 2009

Казалось бы после тяжёлых поражений под Харьковом и Керчью, после того, как истёк кровью Севастополь наши фронт на юге должен был перестать существовать. Но опять я вспоминаю Шолоховских героев "Они сражались за Родину", тех, кто продалжал сражаться, сражаться там, где любой "цивилизованный" человек понял бы, что его дело проигранно. Ад! По другому и не назвать наше отступление летом 1942. Жарища страшная. Случайные колодцы вычёрпывались досуха. Стыдно было смотреть в глаза людям. А за спиной грохотали танковые армады немцев. В небе хозяйничали эскадрильи Рихтгофена, обстреливая отступавших не только пулемётами и бомбами, но и колёсами, которые, падая, издавали душераздирающий вой. Казалось шестая немецкая наносит удар в пустоту (Гитлер), как могут эффектно сопративляться дивизии в которых осталось не более 300 штыков? (по докладам Гордова). Но как не странно, сопративление усиливалось. В сумках убитых советских офицеров немцы находили карты, проработанные разноцветными карандашами, что давало понять, что Красная Армия всё-таки планомеренно отступает, а не бежит. (Во время драпа не всё ли ровно, какими карандашами рисовать стрелы вражеских прорывов). "До Воронежа с бомбёжкой, в Сталинград войдём с гармошкой" писали немцы в своих листовках, которыми обкидывали наши войска с самолётов. Но лёгкого наступления не получалось. Уже к июлю убыль в маршевых батальонах достигла 50%. Резервы у Вейхса, на которые мог бы расчитывать Паулюс не было, так как в это время сам Вейхс окапывался под Воронежем, сцепившись в нелёгкой схватке с армией Рокоссовского. Тяжёлым летом 1942 в войска прибыл из штаба Чан Кайши Василий Иванович Чуйков. Его 62 второй армии была поставлена задача встаь на пути наступления немецкой армады.
Армия армии, кстати, рознь-я имею в виду, что численность 62 более чем в два раза уступала 6 немецкой. Но задержать противника она смогла. К тому времени Сталину уже надоели художества Тимошенко, который часто проподал, не выходя на связь со ставкой, его решено было заменить. Но на кого? Рокоссовский уже действовал на Воронежском фронте, Еременко ещё не оправился от ран. Говорят Хрущёв, член военного совета, вспомнил Гордова, которого и поставили командовать.
Если не полностью, то в большинстве, управление фронтом Гордовым было потеряно. Очень часто полевые офицеры получали от него размытые приказы "действовать сообразно обстановке". С подчинёнными командующий фронтом был груб, высокомерен. Да и не только с подчинёнными. Секретарь Сталинградского обкома Чуянов, так и не смог выяснить у Гордова, чем город может помочь фронту. Кстати, самому Чуянову уже поступали анонимные звонки с угоразами повесить от лица немецкого командования.
Мы отступали. Опять же в те суровые дни родился знаменитый приказ №227.
"Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения, и что хлеба у нас всегда будет в избытке...Такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам...
После потери Украины Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей, у нас стало намного меньше территории,-стало быть, стало меньше людей, хлеба, металла... У нас нет теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше-значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину.
Из этого следует, что пора кончить отступление.
Ни шагу назад!"
Дальше следовало обещание кары офицерам отступившим с позиции БЕЗ ПРИКАЗА С ВЫШЕ. Зачем я это выделил? Да к тому, что безальтернативного приказа стоять на смерть не было, как потом писали одуревшие от свободы шестидесятники. Гитлеровцы готовились зажать наши армии в большой излучине Дона, но ставка дала добро на отступление из этого оперативного мешка. Отступать мы имели право, но не тогда. когда кто-то решил, что дальше обороняться бессмысленно, а только по приказу. Многие в то время считали, что №227 был издан вовремя и подтянул, готовую развалиться армии. Вскоре возле Калача-на-Дону Василевский организовал контр-наступление. Отчаянное и сразу обречённое на провал, но это было единственной альтернативой создавшимуся положению. После боёв в том районе, немецкое наступление затормозилось на две недели.
Сил у немцев катострофически не хватало. Несмотря на то, что оборону своих флангов они доверяли союзникам румынам и итальянцам, в немецком фронте уже появлялись огромные дыры. В конце-цонцов на взятие Сталинграда была переброшена и 4 танковая армия Гота, которая вместе с шестой должна была взять Сталинград в клещи. Гитлер уже разочаровался в Паулюсе и заявлял теперь, что не тому, а Готу суждено будет взять Сталинград. Но на реке Аксай его передовые части были разбиты наспех собранной (из дезертиров и окруженцев) группой Чуйкова. После некоторых безуспешных попыток Гот вынужден был остановить наступление. "Будь в моей армии такой как Чуйков я бы наградил его железным крестом". Так говорят сказал в своём штабе этот "танковый бог" вермахта. Но немцы уже в плотную подошли к Сталинграду. Близилось роковое 23 августа 1942 года, когда весь огромный город будет превращён в гигантские руины и станет одним из героических памятников русской славы, доблести и стойкости.
 

Следующая глава

Вторая мировая. Я намереваюсь грабить, и грабить эффективно (Г. Геринг)

Добавить сайт в Закладки

ОднаКнопка