Вторая мировая. Смоленское сражение 10 Июля - 10 Сентября 1941


Синий - Posted on 11 Ноябрь 2009

Да простят мне классические историки, но мне кажется, что остановить вермахт (впервые за всю войну) стало возможным не благодаря высшему командованию, а только с помощью упорства солдат и младших командиров. Слишком сильно хотелось закрепиться на каком-либо рубеже, чтобы стать наконец-то на смерть. Хаос же в управлении был полный. Не знали куда и сколько подвозить снарядов. Вместе с радиобоязнью штабов (как огня избегавших походных радиостанций), царило полное пренебрежение секретностью. Немцы, перехватывая грозные приказы маршала Тимошенко, заранее знали, где готовятся контрудары. Но теперь вермахт не наступал, а уже вынужден был обороняться. "Потери превосходят успех" констатировал Герман Гот. Контрудары, хоть и были более-менее ожидаемы немцами, но всё-равно из-за количиства были очень неприятны. Там, под Смоленском впервые в этой войне появилась уверенность в возможности разгромить хвалённых немецких генералов. Ерёменко поклялся за столом у Сталина "разбить подлеца Гудериана". Но... Возможно большего успеха нам удалось бы добиться в глухой обороне. Хотя, судя по действиям контрударов, эти отчаянные атаки не давали возможности немецкому командованию сосредоточить силы на направлении главных ударов.
Несмотря на неразбериху, сражение продолжалось. И тут немецкие войска совершили то, что уже потом, разгромленные немецкие генералы назвали крупнейшей ошибкой, а именно переброска 2-ой (на Юг) и 3-ей (на Север) танковых грппировок. "Если бы эти силы не были отвлечены от главного (Московского) направления.."
Виноват в этом конечно Гитлер. Но если так могут говорить полевые командиры вермахта, то уж точно не начальник генштаба Ф Гальдер. Что я имею ввиду? Опасения за свои обнажённые фланги красной чертой проходят через планирование вермахта. Совершенствуя тактику "танковых ножниц", немецкие стратеги часто могли убедиться в слабости флангов далеко выдвинутых ударных группировок. К сведению, даже план "Барбаросса" расчитывался со стратегической безопасностью флангов армий вторжения. На Юге-союзная Румыния и оккупированная Греция, на Севере-Финляндия тоже союзная и оккупированная Норвегия. Вот и под Смоленском опасение за фланги группы "Центр" вынудило это распыление сил. Кстати Гитлер конечно же был за быстрое завоевание Украины. Германии нужна была и пшеница, и шахты Донбасса. Повторюсь ещё раз, в ТЕ ДНИ и Гитлер, и Гальдер, и Браухич, и остальные бонзы считали окружение советских армий под Киевом своей крупной, если не решительной удачей.
Но вернёмся опять же к событиям под Смоленском. Плохо подготовленные и незамаскированные контрудары Красной Армии не приводили к успеху. Можно отметить, что горечь поражений там испытали многие наши прославленные полководцы (Конев, например, командовал 19 армией, Рокоссовский-одной из оперативных наступающих групп). Но всё же был один решительный успех-это сражение под Ельней. Кто-то заявляет, что Жуков не выполнил свой план окружения Ельнинского выступа (всё из-за своей бездарности (В Правдюк), но пропоганда раздула этот успех. Ссылаются на немецких генералов. Бок ведь писал, что в случае ударов советских войск надо будет отступить. Правда забывают, что в случае пассивного действия советского командования этот выступ мог стать мощным плацдармом для наступления (опять же Бок). Более того допустим, что удалось бы окружить немецкие части в районе Ельни, а что потом? Для леквидации этого "котла" не хватало ни авиации, ни танков. Бои под Ельней вообще шли "классическим примером позиционной войны" (Гальдер). Что это значит? Опять же, я не являюсь военным специалистом, не заканчивал академию генштаба, но моих знаний вполне достаточно, чтобы понять, что у наступающих не было превосходства в воздухе. Со времён Второй Мировой и по наши дни успех любой военной операции зависит от господства авиации в небе. Неудачи контрударов советских войск объясняются ещё и тем, что по скоплению нашей бронетехники немцы тут же наносили авиаудары. Но вот под Ельней этого не было. Почему? Да потому что этот удар уже подготавливал сам Жуков, а не кто-то другой. Войска концентрировались в обстановке строжайшей секретности. Удар был настолько внезапен, что свободных авиачастей у немцев в том районе не оказалось. Плюс к этому быстрый прорыв обороны. Франц Гальдер правда и в отступлении немецких частей увидел большой успех. Мол русские ещё долго переводили зря снаряды, обстреливая брошенные позиции. Конечно это большой успех, подумаешь 109 танковая дивизия вообще перестала существовать. Опять же для справки: в советских дивизия к началу войны насчитывалось 6 000 максимум, в крайнем случае, 10 000 человек, в немецких же 12 000-15 000 человек( это в пехотных), в танковых дивизиях вермахта численность состава при 80-100 танках, доходила до 20 000.
Тем более если представить, что артиллерия била не по брошенным позициям, а по путям отступления немецких частей (эвакуация полуокружённых дивизий проходило через узенькое горлышко, разделяющее ударные группировки советских войск). Кстати так советские полководцы будут действовать до 1944 года, оставляя противнику "золотой мост" для отсупления насквозь простреливаемый артиллерией и авиацией. Очень любил такой метод маршал Советского Союза Конев, считая, что немецкая армия очень уязвима в отступлении. В общем Ельня-это первый действительный успех красной армии. Теперь Георгий Константинович Жуков находился под постоянным надзором немецкой разведки. Слишком опасен он становился для вермахта.
Вскоре после успеха под Ельней Жуков был переброшен на Ленинградский фронт, где положение советских войск стало катастрофичным.

Следующая глава

Вторая мировая. Ленинград (на дальних подступах и ближних)

Не перестаете радовать прекрасным стилем написания

Добавить сайт в Закладки

ОднаКнопка