Вторая мировая. Немецкое большое наступление 1942


Синий - Posted on 06 Декабрь 2009

Шестая немецкая армия считалась элитарной в вермахте. Под сапогами её солдат была раздробленна свобода Бельгии, Франции, Голландии. Теперь же, после Харьковской победы эта армия рванулась к большой излучине Дона. 270 000 солдат, стойкие панцер-дивизии, сверху эту армаду прикрывал 4 воздушный флот Рихтгофена..Немецкий солдат лета 42 был в основном не старше 30 лет, это был крепкий уверенный в себе вояка. Взятые в плен они держали себя вызывающе нахально. "Мы наступаем по вашей земле и долго в плену я не задержусь".
Лето 1942 было страшным. Если в прошлом году, отступая, мы утешали себя "Вот сейчас подойдёт новая техника, резервы, отойдём от внезапного нападения". И вот эта техника, эти резервы...Теряли то, что в 41 казалось невозможным. Поражение Керченского фронта практически решило судьбу героического Севастополя. Обидно, когда знаешь, что войск и техники у нас было намного больше, чем у немцев. Но, как слон в посудную лавку, в дела управления фронта влез Л З Мехлис. Генерал Козлов был затёрт им на задний план. Но и сам Козлов виноват не меньше. Сталин, отправляя Рокоссовского на Воронежский фронт вызвал к себе генерала и задал вопрос, правда ли, что "товарищ Козлов" считает своё наказание несправедливым. Тот ответил, что если бы не Мехлис, который мешал во всём...
"Но связь со мной у вас была? Фронтом командовали вы? Почему не позвонили и не потребовали, чтобы Мехлиса убрали? За это и наказаны партией и мною". "Мне-вспоминал Рокоссовский-был преподан предметный урок". Кстати сам Козлов так и не понял своей вины. В письмах, в поражении под Керчью он обвинял Мехлиса (что правда), ставку ВГК и Октябрьского. Да-да того самого адмирала Октяборьского, под чьим руководством Черноморский флот в ночь 22 июня 1941 года оказался готов к нападению и встретил немецкие самолёты плотным огнём. Но сейчас Манштейн после 250 дней осады взял Севастополь. Освободившиеся войска укрепили и Паулюса, угрожающего Сталинграду и Листа, рвущемуся на Кавказ к нашей нефти.
Как мы выстояли в те дни? Перед танками немцев была голая степь-великолепная дорога для их "роликов". 1400 боевых самолётов сразу находили скопление советских танков и наносили бомбовый удар. В помощь немцам были и румынские, и итальянские части. Армада... И каждый раз, когда я думаю, как же мы смогли выстоять, то вспоминаю великолепный фильм, снятый по одноимённой книге Шолохова "Они сражались за Родину", посвящённый как раз событиям того лета. Да именоо упорство тех солдат из разбитых полков остановило немцев.
Нет ничего весёлого в том трагическом лете, но если честно я не могу не позлорадствовать, говоря о воспоминаниях немецких генералов, посвящённых тому же лету. По плану 6 армия должна была взять Сталинград 25 июля, но...Нет не геройство советских воинов сорвало все планы, а... На второй год войны вдруг выяснилось, что кроме ужасной русской зимы, существует ещё и русское лето. Сначало было так жарко, что солдаты валились на марше, как снопы с солнечными ударами и резко подскочившим уровнем сердечно-сосудистых заболеваний. Затем стало попрохладней и начались летние грозы, которые размыли все дороги. Год прошёл, а русские так и не сделали хороших дорог, хоть ты тресни. Более того, на помощь разбитым русским армиям пришли орды...сусликов! Смешно? Нет на полном серьёзе говорят, что степные грызуны, шарясь в танках и самолётах, как в погребах, повреждали электрику, выводя из строя машины. В общем не бронебойщик Лопахин (Они сражались за Родину), а степные грызуны погрызли немецкие танки, закованные в крупповскую броню. А затем случилось вообще из ряда вон выходящее. 4 июля советская АДД (авиация дальнего действия), наверное по ошибке, разбомбила склады с немецким горючим, что опять же задержало вермахт. Плюс ко всему этому "мытарства" 4 танковой армии Гота, то в группу Листа, то на Сталинград. Вообще-то никогда не уважал Гальдера, порядочность его даже по тношению к своим бывшим соратникам нельзя назвать образцовой, вспомнить тот поток грязи, который он в 42 выпустил в своего бывшего друга Браухича, в того, с кем он (по его утверждению) хотел арестовывать Гитлера. Так вот, в этих метаниях 4 танковой я вижу продолжение 1941, когда так же перебрасывалась группа Гудериана, то под Киев, то опять на Москву. Не знаю, но не похоже это на внезапные приказы тупого ефрейтора. Шаблоность какая-то проскальзывает в этих действиях. Любят немецкие разгромленные стратеги свои просчёты валить на тех, кто повыше.
Но они наступали. Армии Тимошенко в крови и бинтах продолжали яростное сопративление. Как это не страно, но потери в это время несли больше немецкие войска. Сталинград работал, готовяс к к обороне. Многие беженцы сгрудились в этом городе, который стал узловой станцией и для эвакуированных и для нефти и горючего, поступающего от Астрахани. Город ещё не знал своей судьбы. Не знал о приказе Гитлера. ВСЕХ МУЖЧИН УНИЧТОЖИТЬ, А ЖЕНЩИН ВЫВЕЗТИ. Но чувствовалось, что немцы готовы на всё, чтобы взять город.
А в немецком генштабе Адольф Хойзингер продолжил мечты Гальдера. Нетрепетной рукой он рисовал стрелы прорывов шестой армии на Астрахань и дальше, а на встречу Паулюсу такие же стрелы прорывов шли со стороны Роммеля, что бы два этих Гитлеровских полководца пожали бы друг-другу руки где-нибудь на Ближнем востоке. Эйфория в немецком руководстве затянулась.
 

Следующая глава

Вторая мировая. Сражения лета 1942

Добавить сайт в Закладки

ОднаКнопка