Вторая мировая. Перед Курском


Синий - Posted on 06 Январь 2010

18 февраля 1943 Геббельс призвал к тотальной войне. После траура, посвящённому Сталинградской катастрофе, после отступления с Кавказа, прорыва блокадного Ленинграда немецкой пропаганде приходилось работать, как проклятой. Да Геббельс признал, что под Сталинградом вермахт получил сокрушительное поражение, но вот по поводу остальных успехов Красной Армии... Начиная с 43 в немецких докладах, статьях, радиосообщениях отступление именуется не иначе как "спрямление фронта, в ходе которого войска оставляют некоторые незначительные пункты". Любой мало-мальский успех раздувается до маштабов грандиозной победы, поражения так же выдаются за "блестящие отступления в ходе которых, благодаря умелому манёвру Красной Армии нанесены тяжёлые поражения". Архивные записи, доклады с фронта также пересматриваются министром пропоганды, для создания будущего мифа для германских поколений.
Вообще многие историки говорили, что трудно работать с трофейными немецкими документами. Один из примеров: глава подводных разбойников Денниц проверял сообщения своих подчинённых по сообщениям Би-Би-Си, так как не верил слишком геройским докладам своих "небритых мальчиков". За честь быть победителем над "Эдинбургом" боролись сразу 8(!) немецких подлодок. Часто вахтенные журналы заполнялись уже после боевых действий, что не допустимо во всех флотах мира.
Впрочем и на суше было не лучше. Зимой 43 Манштейну удалось вновь отбить Харьков, в окружение попало несколько тысяч советских бойцов. Победа, но не столь впечетляющая в сравнение с победами 41-42 годов. Но берлинские фанфары вновь браурно завыли в эфире. Ржев... Не знаю, что более талантливо было проведено: операция "Буйвол", или её освещение со стороны Геббельса.
Впрочем, несмотря на весь дьявольский талант министра пропоганды Германии был нужен реванш за поражения начала 43. И Германия решила добиться его в районе огромной дуги в советско-фашистском фронте, получившей после название Курской. Здесь немецкая армия в последний раз попыталась провести стратегическое наступление с широкоидущими целями.
Главная надежда немецких войск возлагалась на новейшую технику: танки "Тигр" и "Пантера", самоходные артиллерийские установки "Фердинанд" и истребители "Фокке-Вульф 190". По плану "Цитадель" немецкие войска должны были "подрезать" основание курского выступа, с последующим движением на Москву.
Кто был основным автором этого плана, я так и не понял. Многое указывает на Манштейна, как на одного из самых высокопоставленных военначальников. Сам Манштейн как-то отказывается от этой чести. (Ещё бы поражение).
Но на что хочется обратить внимание в немецкой подготовке к этому сражению. Какого-либо активного действия со стороны советских войск на фронте не намечалось. Жукову и Василевскому удалось убедить Сталина в целесообразности стратегической обороны. Немцы могли планировать и место, и время операции. Она, кстати, была отложена на два месяца по настоянию Моделя, так как после операции "Буйвол" (ну той которую по некоторым данным до сих пор изучают в зарубежных военных академиях, как пример грамотно проведённого отступления), его армии надо было пополнить потери и превести в порядок расстроенные части. (Видно не так всё "блестяще" прошло, как хотелось бы). Потом эту просьбу Моделя объявят одной из причин неудачи Курской битвы.
Затем в ходе сражения выяснится нехватка новых "Тигров" и "Пантер". "Пантеры" будут использоваться лишь на северном участке наступления, где Моделю удастся меньше чем Манштейну. И вообще об этом надо было думать немецким стратегам до сражения, а не потом, когда прийдёт время искать причины поражения. "Миги" под Москвой тоже уступали немецким "мессерам", но советской авиации удалось завоевать господство в воздухе. (Это я к примеру).
Главная же причина немецкого поражения заключается в том, что все их планы были понятны советскому командованию. Кроме того, Сталин, может быть и не великий стратег, но ему на совещаниях в ставке как-то удалось среди бурных дебатов выбрать концепцию Василевского и Жукова, а не других (в том числе Ватутина-тоже одиного из лучших полководцев) предлагавших наступательные действия. Гитлеру же в его "убежище" приходилось метаться между генералами и фельдмаршалами, которые сами никак не могли решить толком наступать или обороняться. Чего стоит один звонок Манштейна за час до атаки, вдруг запросившего отмены операции?
И так две огромные армии приготовились к одному из решающих сражений.

Следующая глава

Вторая мировая. От 5 до 12 июля

Добавить сайт в Закладки

ОднаКнопка